momlife

Mom.life. The app for Modern Moms

Download for iOS or Android

Наткнулась на прекрасный и очень полезный текст о маленьких детях. Светлана Ройз написала всё, что нужно знать об отношениях с собственными детьми, чтобы они росли счастливыми. Написала в лучшей из возможных форм — от лица ребёнка.

***

Мама и папа, мне очень важно чувствовать.

Когда я совсем мал, благодаря вашему утешению и поддержке я учусь тому, что вы назовёте «самоподдержкой». Благодаря этому я потом, когда вырасту, смогу позаботиться о себе и о других.

Я иногда сам не понимаю, что со мной происходит, — иногда я кричу и плачу, чтобы меня просто не разорвало на части. Когда вы спокойно помогаете мне вынести мои чувства, а не кричите в ответ, когда говорите, что же это со мной происходит, — я учусь этому сам. Я научусь годам к 8–9. Но научусь, если у меня будет возможность.

Когда я злюсь, я часто злюсь не на вас, не принимайте это на свой счёт, так вам легче будет выдержать мои чувства.

Когда мне 1-2-3-4 и даже 5 лет, помните, что я еще слишком мал, чтобы одновременно сильно хотеть чего-то и понимать, что со мной происходит.

Когда я расстроен или злюсь, я не слышу и не понимаю, что вы мне говорите. Воспитывайте меня в любом возрасте, когда и я, и вы спокойны.

Я ищу ваш взгляд. Мне важно, чтобы меня «видели» — так я чувствую себя проявленным в мире. И то, что я ощущаю в вашем взгляде, станет моим отношением к себе. Мне важно наполниться вашим любованием.

Каждый раз, когда вы ко мне прикасаетесь, я ощущаю себя более живым, более «осуществлённым» — материальным. Если мне не хватает ваших прикосновений, я могу заболеть, отказываться от горшка, провоцировать вас на то, чтобы вы меня стукнули.

Мне важно чувствовать, что вы всегда больше меня, что это вы знакомите меня с миром и держите меня на руках. А не я вас.

Мне очень важно научиться принимать от вас заботу. Для этого мне важно чувствовать, что вы не жертвуете собой. И что когда вы заботитесь обо мне, вы позаботились и о себе.

Когда вы говорите «это я из-за тебя...», когда вы меня обвиняете в том, что чувствуете, я так боюсь вас потерять и потерять вашу Любовь, что сам «беру вас на руки». Или замораживаю чувства, чтобы не было так страшно и больно.

Мне страшно чувствовать или слышать, что из-за меня вам тяжело. Это как будто бы слова: ты виноват в том, что живёшь, и ты должен мне жизнь.

Только когда мне безопасно, я могу расслабиться. Только когда мне безопасно, я смогу вас отпускать.

Мне нужно успеть привыкнуть к новым людям и новым местам. Когда я вижу, как вы сами знакомитесь, общаетесь с кем-то, прикасаетесь к кому-то, — эти люди становятся и для меня более безопасными.

Чем больше ощущения защищенности я получаю от вас, тем более самостоятельным я смогу быть

Меня невозможно «приучить к рукам», когда я у вас на руках. Ваши руки — это мое гнездо. Мне важно быть в нем столько, сколько именно мне нужно, чтобы окрепнуть. Только если я не наполняюсь ощущением тепла и опорой ваших рук, я буду от них зависеть. Или откажусь вовсе от своих потребностей и чувств.

Или я буду вредничать, буду болеть, чтобы почувствовать, как сильно вы меня к себе прижимаете.

Я всегда, в любом возрасте, уязвим совершенно перед теми, кому я доверяю. И именно ваша критика, ваш смех надо мной, ваша бесцеремонность может ранить меня сильнее.

Мне важно видеть и привыкать к тому, что взрослые о себе заботятся, что маме и папе нужно время для отдыха.

Не нужно исполнять все мои желания. Мне нужно учиться выдерживать напряжение. Но мне важно, чтобы вы признавали мои чувства, когда я не получаю то, чего хочу.

Я не умею чувствовать «смешанные» чувства, я этому научусь только годам к 7–8. Я умею или любить, или ненавидеть. Или радоваться или злиться. Я не умею «посмотреть на ситуацию с другой стороны». Пока у меня есть только одна сторона: или белая, или черная.

Когда вы мне говорите: «на ошибках учатся!», я этого пока не понимаю. Мне часто невыносимо видеть свои ошибки. Мне было бы легче, если бы вы назвали мои чувства — сказали о том, что это грустно, или нормально злиться, когда ошибаешься, и только потом говорили о том, что ошибка может вести к победе. Для того, чтобы в любом возрасте я мог позволить себе ошибаться, мне нужно помочь увидеть, в чем я уже победитель.

Я не могу сказать, кого я больше люблю. Для меня ответить на этот вопрос — как разорвать сердце. Я не могу сказать, на кого я больше похож, — я хочу быть похожим и на маму, и на папу, где бы они ни были. И мне важно позволение опираться на вашу Любовь, в каких бы вы ни находились отношениях.

Иногда мне нужно прижаться к маме или заснуть рядом с мамой, чтобы чувствовать ее аромат, дыхание и сердцебиение — это поможет мне справиться с тревогой.

Когда мы с вами вместе ходим босиком по траве, нюхаем специи, бросаем снежки, когда вы показываете мне, какие разные могут быть ощущения — вкуса, света, тепла-холода, аромата, шероховатости-гладкости, звука, яркости, движения — это соединяет меня с жизнью. И это помогает тренировать мой мозг лучше, чем курсы раннего развития.

Пока мой мозг совсем незрел (лет до восьми, пока я сам не могу управлять «своим миром», мне очень важны правила. Мне очень нужен распорядок дня, мне очень важны ритуалы, мне очень важны привычные действия и напоминания о них. Мне очень важно, чтобы правила не изменялись в зависимости от чьих-то решений. Когда вы то запрещаете, то разрешаете, я злюсь или мне становится страшно.

Когда вы мне говорите «это не страшно», я не перестаю бояться. Мне становится стыдно. Я перестаю доверять или себе, или вам. И мне одиноко. Я перестаю бояться, когда вы держите меня за руку, и мы вместе смотрим на мой страх.

Когда мне 3-4-5... лет и я говорю «мне скучно», мне не нужен мультик, не нужно меня развлекать, мне важно попробовать, что я могу сделать для себя сам. Только так я научусь наслаждаться. Вы можете мне сказать: поскучай немного, и к тебе придёт новая идея.

Мне очень-очень-очень-очень важно играть. Чем больше я буду играть, пока маленький, тем легче мне потом будет учиться в школе.

Когда я хочу с вами поиграть, мне очень важно почувствовать контакт с вами. Я не знаю, что вам может быть сложно играть, что у вас нет сил, что игры могут вас пугать. Если вы говорите вместо этого «давай почитаем», то, конечно, ради того, чтобы быть рядом с вами, я соглашусь. И буду потом просить вместо «давай поиграем» — давай почитаем.

Я всегда чувствую, когда вы что-то делаете через силу или неискренне. Мне тогда кажется, что вы меня не любите или что-то скрываете. Скажите мне честно: что вы устали, что вы сейчас не можете что-то делать. Пожалуйста, будьте со мной искренни — занимайтесь тем, что вам самим приносит радость. Мне просто важен контакт.

Мои слёзы — это не признак слабости, не признак того, что вы плохие родители. Они говорят о том, что так я справляюсь с напряжением. Ребёнок, который может плакать, более устойчив к жизни, чем тот, чьи слезы «заморожены». Я не знаю, что мои слёзы «размораживают» ваши когда-то непролитые слёзы, и поэтому вам вдвойне сложнее быть рядом со мной, когда я плачу. Я плачу рядом с тем, кому доверяю.

Когда вы мне говорите «возьми себя в руки», я могу это сделать только «вашими руками». Только с вашей помощью. Сила моего собственного контроля проявится только годам к 10.

Когда вы мне говорите «раз ты такой, я ухожу», я пойду за вами из страха. И даже буду послушным. Я готов на все, чтобы вас не потерять. Но если вы будете держать мою Любовь в страхе, то мой страх заморозит мои чувства. И мою потребность в вас.

Я могу показать, какой я настоящий, каким я могу быть нежным или сильным, только если мне с вами безопасно. Только если я буду чувствовать, что вы выдержите все мои чувства.

Мне важно знать, что я «принадлежу» — родителям, семье. Мне очень важно слышать «мы».

Если я очень долго ждал встречи, если долго ожидал подарка, если усердно и с большим нетерпением готовился к празднику, то когда наступит «тот самый момент» — я могу оцепенеть, показаться бесчувственным. Это не значит, что я не ценю то, что вы мне даёте. Так мой мозг защищает меня от разочарования и перегрузок. Дайте мне немного времени.

Мне важно понять, что такое «Мое» и что к нему относится. И я буду защищать Мое — если вы мне позволите. Не просите меня делиться, прежде чем я не насладился тем, что «мое». И я научусь уважать «мое» — и своё, и ваше.

Если я здоров, если мне безопасно, если я не перегружен разными стимулами, я буду хотеть узнавать новое.

Мне всегда важно знать, что наши отношения важнее, чем буквы и цифры, чем разбитые чашки и испачканная одежда.

Когда вы меня в любом возрасте с кем-то сравниваете, мне кажется, что я для вас недостаточно хорош. Я не становлюсь лучше, я все больше перестаю любить себя.

Чтобы чувствовать вашу Любовь и близость — если я этого не ощущаю или вас нет рядом, я готов «стать вами» — вырастить внутри себя ваши привычки, ваши болезни, вашу судьбу. Только когда я ощущаю вашу Любовь и близость «просто так», я выращиваю внутри ваш образ, как опору, но не соединяясь с ним, опираюсь на вас, выращивая свою Индивидуальность.

Мне важно слышать, что иногда плохие события происходят с очень хорошими детьми и людьми.

Я всегда учусь у вас — когда вы видите и когда не видите. Я не могу научиться тому, чего у вас нет. И мне непонятно, почему вы злитесь на меня, видя во мне свои же качества.

Мне важно чувствовать, что у вас для меня всегда найдётся больше, чем я даже могу попросить — любви, терпения, заботы. Что вы мои страхи, истерики, эмоции сможете растворить в своей огромной любви.

Я точно перенесу и вашу неидеальность, и то, что вы можете на меня сорваться, и то, что иногда можете наказать, я точно перенесу ваши ошибки. Мне важнее то состояние, в котором вы рядом со мной почти всегда. 30% вашей невменяемости я точно выдержу.

Я люблю вас. И мне важно знать о вашей любви, она для меня не всегда очевидна. Пока я мал, я люблю себя «вашей любовью». И из неё вырастает моя любовь к себе.

Open in the app

You will be able to see all photos, comment and read other posts in the Mom.life app

momlife

Open this post
in the Mom.life app

Open

Comments

— Надо распечатать и повесить на кухню

— Отличная идея, тоже распечатаю и повешу на видном месте

— Спасибо , сохраню.